Пластика век: зачем сохранять жир


Слово «блефаропластика» стало уже привычным для многих из нас, особенно тех, кто беспокоится о своей внешности, для кого она источник внутренней гармонии или профессионального успеха. Портал Недуг.ру попытался разобраться в нюансах блефаропластики, и помог нам в этом Виктор Козлов.


Виктор Николаевич Козлов. Знаменитый пластический хирург, который в 90-е годы фактически с нуля создал пластическую хирургию как область медицины в Архангельской области. Около 25 лет практики, тысячи операций в России и за рубежом, мастер-классы и годы преподавания сделали В. Н. Козлова одним из самых опытных пластических и челюстно-лицевых хирургов нашей страны. С сентября 2014 года Виктор Николаевич стал ближе к жителям российской столицы — с 6 сентября он начал приём в Москве, в клинике профессора Эскиной Э. Н. «Сфера» на ул. Старокачаловской, 10.

Пластика век призвана исправлять множество тех или иных возрастных изменений или генетических особенностей в этой области лица, но чаще всего к хирургу идут состоявшиеся люди именно с характерной печатью нескольких десятков лет (от 35 до 90 и старше). Каковы эти типичные проблемы? Мешки под глазами, «мешочки» над ними, складки и морщинки.

«Почему-то бытует мнение, что пластика век — несложная операция. Я ловлю себя на мысли, что чем больше я оперирую, тем сложнее мне кажется эта операция. Ведь приходится учитывать много нюансов: направление и глубина морщинок, тургор тканей, тонус мышц глаза, и т.д. Операция непростая, но и эффект она дает хороший», — рассказывает Виктор Козлов в своей статье «О блефаропластике, традиционных методиках и жиросохраняющей».

Другое расхожее мнение, связанное скорее со эстетической медициной в целом, таково: пластика — это всегда борьба с излишним жиром. Это не просто не верная, но вредная мысль. Целью является только красота и улучшение качества жизни пациента, а не мифические параметры.

Ярким примером грамотного подхода к вопросу является методика пластики нижних век под названием «нижняя жиросберегающая блефаропластика». Эта методика существенно относительно нова (применяется с начала 90-х годов) и значительно сложнее обычной блефаропластики, поэтому начнём с более простого.

Любой дипломированный, прошедший достаточную подготовку, пластический хирург способен предложить традиционный способ. При нём под ресничным краем используется общеизвестный доступ, через который хирург, отступив примерно один или два миллиметра, выделяет так называемые «жировые мешочки» — выступающий жир хирург удаляет. Затем, если хирург предварительно с пациентом нашли такую необходимость, ткани в области нижних век подтягиваются, а избыточный участок мышцы и кожи так же удаляется.

«Поработав достаточно долго и сделав не одну сотню операций, я пришел к выводу, что орбитальный жир необходимо чаще всего сохранять и использовать для заполнения слезной и веко-щечной борозд. Это прогрессивная и молодая методика пластики нижних век. И называется она «нижняя жиросохраняющая блефаропластика», впервые примененная в начале 90-х годов», — продолжает делиться опытом Виктор Николаевич.
Нижняя жиросохраняющая блефаропластика даёт гораздо более естественный внешний вид — веко-щечная граница склаживается, слезная борозда восполняется, но всё это требует от хирурга огромного опыта, знаний и большего времени на саму операцию. Знаменитый хирург особо отметил, что время операции является единственным моментом, когда слезная борозда может быть заполнена собственным жиром пациента и, тем самым, достигнут максимальный эстетический эффект.

Если для хирурга нижняя жиросберегающая блефаропластика — дело отнюдь не простое (поэтому она достаточно редка), то для пациента процесс операции отличается только его некоторым удлинением, а в остальном то же местное обезболивание, швы также через три дня снимаются, а следы операции сможет найти только специалист — окружающим будет видна только вновь приобретенная молодость.

Конечно, лучше всего делать сразу и верхнюю и нижнюю блефаропластику, чтобы «зеркало души» окружала прекрасная «рамка» со всех сторон, а не только снизу. К тому же это ещё и большой выигрыш во времени, ведь заживление, которое после обеих операции длится в две недели, будет идти одновременно.

В случае верхней блефаропластики В. Н. Козлов рекомендует применять классическую методику иссечения избыточных тканей века, которые нависают над глазом и, в некоторых случаях, даже частично мешают зрению. Бывает, что есть генетическая предрасположенность к тяжелым векам — это значит, что в них жир точно лишний, вот его избыток удалять можно. Следы верхней блефаропластики также не видны, так как и без того незаметный шовчик будет находиться в естественной складке.

На вопрос: «чего ждать в первые дни после?» ответ хирурга прямой: «Будут синяки и отеки, неприятные ощущения. Болей не будет, скорее чувство дискомфорта».

Отдельно в своей статье Виктор Николаевич касается возможных осложнений. Если обратиться к хирургу с недостаточным опытом, то возможно самое большое осложнение — выворот нижнего века. Другая «страшилка», которая иногда реализуется молодыми хирургами при верхней блефаропластике, это не закрывающиеся глаза. Принцип «семь раз отмерь» в случае пластического хирурга идентичен императиву «не навреди».

Через две недели после операции весь отёк сходит. Эффект длится долгие годы, поэтому Виктор Козлов выступает за то, чтобы пациент делал блефаропластику лишь один раз, чтобы это не превращалось в манию.

«Если какое-то очень длительное время спустя возникает потребность повторить операцию, делаю это очень бережно или предлагаю другие методики», — рассказывает он.
Подробнее со статьёй Виктора Николаевича Козлова можно познакомиться здесь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий