Чтобы лекарства остались дешевыми, они должны подорожать

Остатки дешевых лекарств у отечественных производителей закончились: их уже нет ни в аптеках, ни в госзакупках. Однако ответа на вечный вопрос "Что делать?" до сих пор тоже нет. Правительство утвердило возможность субсидирования производителей жизненно важных препаратов, чтобы оставить цены на прежнем уровне, а Минпромторг не согласен и просит отпустить цены, чтобы не потерять дешевые препараты насовсем.
Чтобы лекарства остались дешевыми, они должны подорожать
Фото: Павел Волков/ ДП
Всего 182 наименования дешевых лекарств исчезли из аптек, их не могут купить и больницы через госзакупки, потому что участвовать в них некому — предприятия не хотят производить препараты, себестоимость которых минимум вдвое выше цены, зарегистрированной Минздравом. Среди них — жизненно важные препараты, отказаться от применения которых невозможно. Поэтому, например, онкологи многие исчезнувшие отечественные лекарства покупают у зарубежных производителей по цене в 5 — 10 раз выше.


Сегодня стало известно, что Минпромторг обратился в правительство РФ с предложением отказаться от регулирования цен на дешевые лекарства. И сегодня же опубликован подписанный вчерашним числом антикризисный план правительства, по которому предполагается субсидирование производства лекарств, стоимость которых ниже 50 рублей. Это значит, что цены останутся прежними, но некоторые производители получат дотации на лекарства из перечня жизненно важных (ЖНВЛП).
Минпромторг доказывает, что субсидирование «несет в себе управленческие и экономические риски»: во-первых, риск вытеснения с рынка производителей, которые будут конкурировать с субсидируемыми предприятиями, во-вторых, аптеки по-прежнему будут больше заинтересованы в закупках более дорогих препаратов, так как это позволяет им получать большую прибыль.
Проблемой «вымывания» дешевых лекарств с рынка озаботились поздно — когда производители либо остановили совсем, либо приостановили на время выпуск дешевых препаратов. Способны ли полумеры что-то изменить? И что произойдет, если по предложению Минпромторга, действительно, будут отпущены цены дешевые лекарства? Эти вопросы «Доктор Питер» задал экспертам.
Главный клинический фармаколог Петербурга Александр Хаджидис:
- Ничего трагического не произойдет, если производители поднимут цены на дешевые лекарства. У нас и сегодня есть препараты, которые стоили 8 рублей, а стали стоить 58.
На мой взгляд, предложение Минпромторга отпустить цены - более правильное, чем предложение Минздрава субсидировать производство дешевых препаратов. Рыночное ценообразование на дешевые лекарства покажет, какие из них, действительно, востребованы, как в розничной торговле, так и в госзакупках. И тогда неконкурентоспособные препараты уйдут с рынка. Но я поддерживаю это решение как временную меру.
Государство должно отказаться от регулирования ценообразования в коммерческих организациях до тех пор, пока в стране не появится система возмещения затрат на лекарственное обеспечение для пациентов. А у нас парадоксальная ситуация — государство обязывает коммерческие аптеки закупать определенный перечень лекарств по невыгодной для них цене. При этом никак не участвует в его товарообороте. А аптека, которая создается для зарабатывания денег, обязана делать на эти и без того недорогие лекарства минимальную наценку.

Я уверен, государство должно регулировать ценообразование, если существует система возмещения затрат на лекарства. В крайнем случае оно должно применять избирательное ценообразование, а не такое, как сейчас, когда на 1000-рублевый и на 10-рублевый препарат в процентах наценки одинаковые. И в результате дешевые лекарства оказываются не нужными ни производителю, ни аптеке.
Захар Голант, председатель правления некоммерческого партнерства «Союз фармацевтических и биомедицинских кластеров России»
- Предложение Минпромторга запоздало даже не на год, а на 5 лет. Но я буду очень рад, если оно будет поддержано правительством. Год назад в антикризисный план правительства вошли две меры, способные остановить «вымывание» дешевых лекарств с рынка, — свободное ценообразование на препараты стоимостью до 50 рублей и разовая индексация относительно недорогих лекарств и медицинских изделий на 100%. Но этого не произошло. Правительство продублировало схему, созданную еще Федеральной службой по тарифам в качестве меры поддержки населения в предыдущий кризис — в 2010 году.
Тогда было принято решение регистрировать цены на импортные лекарства по декларированной цене, а для отечественных фармкомпаний регистрационные цены рассчитывались, исходя из себестоимости, что даже не подпадает по систему налогового и бухгалтерского учета. Этот порочный принцип привел, как известно, к полиформизму — предприятия создавали новые формы одних и тех же препаратов, чтобы зарегистрировать их по цене, близкой к самокупаемости.
Но настоящая катастрофа произошла, когда вырос курс доллара. Цены на картон для упаковок, фольгу, стекло, колпачки и субстанции, которые никем, естественно, не регулируются, выросли вдвое. И себестоимость лекарств тоже вдвое выросла. А увеличивать цену разрешили только на коэффициент инфляции. В 2015 году кто-то еще торговал остатками произведенных лекарств, но они постепенно заканчивались. А к 2016 году их не осталось совсем. Потому что не может, например, стерильная вода для больниц стоить 30 рублей, а «Бон Аква» в магазине - 60 рублей.
Противниками свободного ценообразования руководят страхи по поводу неспособности населения покупать подорожавшие лекарства. На самом деле это подмена понятий — дешевые лекарства в аптеках держат не для покупателей, а для проверяющих — в аптеке всегда должны быть лекарства из минимального ассортимента. А официальный рост стоимости лекарств в 1-2 процента непонятно для кого озвучивается. Точно не для тех, кто покупает лекарства в аптеках и знает, как они подорожали на самом деле.
Страх перед ростом цен для малоимущего населения понятен. Но на самом деле гораздо больше должно пугать исчезновение госпитальной номенклатуры препаратов — в аптеке не продаются жизненно необходимые лекарства, которые нужны для оказания медицинской помощи в стационаре. А именно за нее отвечает правительство по закону (обеспечение выполнения федеральной и территориальных программ оказания бесплатной медицинской помощи), а не за ассортимент коммерческих аптек. И сегодня прежде всего нужен поиск практического выхода в госпитальном сегменте. А там скоро не станет элементарного — ваты, например, потому что производителям невыгодно ее производить, а оптовикам - хранить и доставлять (она дешевая и занимает много места), или физраствора и любого другого тоннажного - тяжелого товара. Скажем, поддоны с физраствором надо погрузчиком поднять, разгрузить, найти место для хранения больших объемов. При этом стоимость флакона физраствора невелика, а наценка — такая же как на малогабаритные дорогие лекарства, расходы на доставку и хранение которых — минимальные, а доходы от наценки - максимальные.
Хочется надеяться, что предложение Минпромторга, наконец, услышат, разум возобладает и отрасль избавится хотя бы от дискриминационного принципа регистрации цены по себестоимости, а система здравоохранения вернется в управляемое русло.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий