Смогут ли россияне выходить позже на пенсию и не лишаться здоровья

Повышение пенсионного возраста обсуждается в высших органах власти уже постоянно. Пытаясь его обосновать, они ссылаются на отчеты о росте продолжительности жизни в России. «Доктор Питер» узнал у петербургских медиков, насколько здоровье россиян позволяет им трудиться дольше без ущерба для здоровья.
Смогут ли россияне выходить позже на пенсию и не лишаться здоровья
Фото: Александр Кулыгин/ ДП
На прошлой неделе стало известно о конкретных шагах власти по повышению пенсионного возраста. Начали с госслужащих - Госдума приняла в третьем чтении закон, по которому мужчины и женщины, занятые на госслужбе, будут выходить на пенсию по достижении 65 лет и 63 лет соответственно. Делать это будут постепенно — каждый год повышать на полгода. Накануне вице-премьер Ольга Голодец заверила, что правительство не обсуждает сейчас тему повышения пенсионного возраста. А министр экономического развития Алексей Улюкаев заявлял, что целесообразно начать обсуждать ее в конце этого года. Между тем, в Совете Федерации заявили, что возраст выхода на пенсию должен быть обусловлен научными медицинскими исследованиями - иначе страна может столкнуться с ростом числа инвалидов. 


Вадим Мазуров, главный терапевт-пульмонолог Петербурга, проректор по клинической работе, заведующий кафедрой терапии и ревматологии им. Э.Э. Эйхвальда СЗГМУ им. И.И. Мечникова 
- Все зависит от того, что из себя будет представлять человек в том возрасте, в котором разрешат уходить на пенсию. Если он будет дееспособен, то для него повышение пенсионного возраста будет выходом. Если болен или чувствует себя плохо, но при этом у него нет инвалидности, это станет проблемой. Мы должны ориентироваться на медицинские показатели. К примеру, данные по диспансеризации населения. Надо проанализировать результаты обследований 5-6 млн человек и экстраполировать результаты на популяцию, чтобы понять, сколько же россиян в каждом возрасте можно отнести к работоспособным. Сейчас получается так, что около 40% пациентов во время диспансеризации впервые узнают о наличии серьезной патологии, о которой даже не подозревали — сахарном диабете, ишемической болезни сердца, онкологии. 

Владимир Хавинсон, главный гериатр Петербурга, член-корреспондент РАН
- Однозначного ответа «да» или «нет» не существует. К повышению пенсионного возраста надо подходить вдумчиво и осторожно, а главное, дифференцированно. У разных групп населения — разные возможности. Кроме того, надо все-таки учитывать, что по сравнению с европейскими странами сейчас в России очень низкая планка для пенсионного возраста. К примеру, госслужащие, врачи, преподаватели, ученые, деятели культуры — иначе говоря, представители интеллигенции, могут работать дольше. Они ведут более здоровый образ жизни, у них меньше вредных привычек, и как правило, они хотят работать дольше. В Северо-Западном государственном медицинском университете им. Мечникова, где я работаю, почти все, кто достиг пенсионного возраста, продолжают с удовольствием трудиться. Или, например, женщины — для них тоже можно было бы повысить пенсионный возраст, к примеру, до 60 лет. Получается так, что сегодня российские женщины находятся на пенсии около 20 лет — при их средней продолжительности жизни в 76 лет (по данным Росстата в 2015 году) они уходят на пенсию в 55 лет. 
Также, если говорить о повышении пенсионного возраста, то размер пенсии должен зависеть от выслуги лет — должен действовать принцип «Чем дольше работаешь, тем выше пенсия». К назначению досрочной пенсии тоже надо подходить дифференцированно. Даже в медицине право досрочно выходить на пенсию должны предоставлять не всем медикам, а только занятым на тяжелой работе - к примеру, хирургам, анестезиологам, медработникам с ночным графиком дежурств.
Евгений Шляхто, академик РАН, главный кардиолог Петербурга и Северо-Запада, генеральный директор СЗФМИЦ им. В.А.Алмазова
- Я не вижу особых препятствий для повышения пенсионного возраста в России. В целом, стратегически это правильно. Уверен, что живет долго тот, кто работает и кто хочет жить. Знаете, еще говорят: «Человек живет 8 лет - 7 лет до школы и год на пенсии. Остальное время он работает». В этом есть доля истины. Действительно, зачастую люди, выходя на пенсию, не знают чем себя занять, теряются. А это бывает еще хуже для здоровья. Раньше, 10-15 лет назад, 60-летнего воспринимали как пенсионера, а сейчас — это вполне еще молодой человек. Продолжительность жизни растет во всем мире и в нашей стране тоже. Другое дело, что повышение возраста выхода на пенсию должно происходить не резко, поэтапно. И, конечно, люди должны заниматься собой, следить за своим здоровьем, чтобы увеличить продолжительность здоровой жизни. Я уже неоднократно говорил о том, что человек должен нести ответственность за свое здоровье — вести здоровый образ жизни, отказаться от вредных привычек, выполнять назначения врача.

Станислав Янишевский, профессор кафедры нервных болезней Военно-медицинской академии им.С.М.Кирова
- Если говорить о популяционном подходе, то есть повышать пенсионный возраст для всех, то это, наверное, неправильно. Число пациентов, которые к 50-55 годам имеют различные неврологические нарушения, пусть и не глобальные, растет. Они могут при несвоевременном лечении перерасти к 60 годам в хронические. Проблема в том, что заметить их на ранней стадии самому человеку сложно, в отличие от тех же болезней сердца, которые дают раннюю симптоматику — человек чувствует боли в груди и идет к кардиологу. Надо также учитывать, что и когнитивные способности к этому возрасту также снижаются - появляется забывчивость, рассеянность. Ранняя диагностика неврологических нарушений требует времени и провести ее в условиях поликлиник практически нереально. Другой вопрос, что сейчас многие продолжают работать на пенсии, а уходя с работы, вынуждены менять привычный образ жизни и зачастую не могут приспособиться к новым условиям. Я считаю, что пенсионный возраст надо рассматривать как социальное благо — человек сам может сделать выбор в зависимости от своего самочувствия, работать дальше или уйти на заслуженный отдых. Что касается досрочной пенсии, то ее обязательно нужно сохранять для отдельных категорий медиков, которые работают с избыточным воздействием факторов риска — к примеру, для хирургов и анестезиологов, которые рано зарабатывают тромбозы вен, проблемы со спиной из-за долгих операций. 
Михаил Дидур, главный специалист по спортивной медицине Петербурга, заместитель директора по общим вопросам НИИ экспериментальной медицины 
- В этом вопросе экономика не должна быть лидером в принятии судьбоносных решений. К сожалению, сегодня при обсуждении темы повышения пенсионного возраста фигурирует только экономическая составляющая, нередко привязанная к средней продолжительности жизни. Хотя изначально тема должна получить экспертную оценку от медиков, а не экономистов — тихие группы профессионалов сначала проанализируют научные медицинские данные о состоянии здоровья населения, составят прогноз, а потом уже Минздрав скажет, что россияне готовы выходить на пенсию в 65 лет. Только тогда подключатся экономисты. Но пока у нас в стране нет ни систематизированных научных медицинских данных, ни должной медицинской статистики — учет на сегодня поставлен не лучшим образом, ни прогнозных моделей по развитию основных неинфекционных заболеваний у россиян, составленных с учетом возрастного, полового, регионального признаков. Иначе говоря, четкой картины сегодня мы не видим. Во-вторых, надо понимать, что биологический и паспортный возраст может серьезно отличаться. К примеру, у школьников младших классов эта разница может составлять 3-4 года, а во второй половине жизни — 10-15 лет. То есть человеку по паспорту будет 50 лет, а по физическому состоянию — все 65. Показатели соматического здоровья и биологического возраста человека для принятия управленческих решений у нас тоже пока не сформулированы. 

Досрочную пенсию я считаю обоснованной для всех категорий медиков, которые сегодня имеют на нее право. Люди отдали профессии здоровье, чтобы получить возможность раньше уйти на пенсию. Это справедливо.

Комментариев нет:

Отправить комментарий