Как в Петербурге готовятся к аккредитации и непрерывному образованию врачей

В системе медицинского образования начался переход к аккредитации. Самые большие изменения ждут уже работающих медиков — они должны будут получать непрерывное медицинское образование на протяжении всей профессиональной деятельности. Как будет происходить аккредитация, рассказали специалисты за круглым столом в «Деловом Петербурге».
Как в Петербурге готовятся к аккредитации и непрерывному образованию врачей
Фото: clip.dn.ua
До сих пор выпускники высших и средних медицинских учреждений по окончании вуза получали соответствующий сертификат, который и давал им допуск к медицинской деятельности. Закон «Об охране здоровья граждан...» предписал переход к аккредитации. Она начинается с 2016 года и, по плану Минздрава, сначала будет проводиться параллельно с сертификацией. Первыми аккредитованными специалистами уже в этом году станут выпускники стоматологических и фармацевтических вузов. Они будут получать так называемую первичную аккредитацию. Кроме того, введены такие понятия, как первичная специализированная и повторная аккредитации.


Плавный переход к аккредитации для всех
В 2016 году получившие специальности «стоматолог» и «фармацевт» должны будут пройти аккредитацию. По словам Андрея Яременко, проректора по учебной работе, завкафедрой хирургической стоматологии и челюстно-лицевой хирургии, директора клиники челюстно-лицевой хирургии ПСПбГУ им. Павлова, для Петербурга это большой проект: готовится большой выпуск стоматологов из четырех вузов. Чтобы получить аккредитацию, каждый выпускник должен пройти «по станциям» от сердечно-легочной реанимации до всех профессиональных станций, и если за годы обучения он не овладел знаниями, то не сможет проскочить через это сито. Сейчас студенты — на стадии «репетиции», которая проходит не без сложностей - требуется много времени, чтобы их подготовить: будущий аккредитованный специалист проходит тестирование, решает клиническую задачу, демонстрирует свои навыки на клиническом экзамене — для этого при всех вузах создаются симуляционные центры.
Врачи, у которых в этом году заканчивается срок сертификата, действуют по старой схеме — подтверждают свои сертификаты и продолжают работать. Выпускники вузов, прошедшие обучение по другим специальностям (лечебному делу, педиатрии, хирургии и т.д.) пока тоже получают по окончании обучения сертификат и начинают работать.
- В 2017 году пройдет аккредитация молодых специалистов по всем специальностям, - сообщила главный специалист Петербурга по сестринскому делу Ирина Бубликова. - Уже работающим специалистам, у которых закончится действие сертификата, получать аккредитацию снова не понадобится, они продлят действие сертификата. А в 2018 году уже не только студенты, окончившие медицинские вузы, но и выпускники системы профессионального среднего образования (медсестры, акушерки, лаборанты) выйдут из стен учебного заведения аккредитованными специалистами. И впервые будут получать аккредитацию получившие образование по программам ординатуры или те, кто пройдет в 2018 году профессиональную переподготовку.
Постепенно к 2025 году все специалисты пройдут аккредитацию.  
По словам Андрея Яременко, с введением в образовательный процесс системы аккредитации больше всего меняется постдипломное дополнительное образование. Традиционно его получали раз в пять лет как обязательную последипломную подготовку, а по ее результатам — сертификат, с которым спокойно работалось 5 лет. В ближайшие годы те, у кого на руках - сертификат специалиста, спокойно работают, пока не завершится его пятилетний срок. Когда он завершается, врач приходит в свою образовательную организацию, учится свои 144 часа, получает свой последний в жизни сертификат специалиста и возвращается на рабочее место. На следующий день с утра он должен зарегистрироваться на сайте НМО и начинать получать еженедельно образовательные услуги.
- С системой аккредитации мы переходим на непрерывное медицинское образование (НМО), при котором за пять лет каждый специалист должен набрать 250 кредитов. Это и обязательные циклы занятий в учреждениях по определенным программам, которые специалист выбирает самостоятельно, и дистанционное освоение новых знаний: работодатель регистрирует своих сотрудников в едином реестре всех работающих специалистов, и врач получает вход в личный кабинет, в котором будет набирать свои кредиты.
Учиться, учиться, учиться
Идея, заложенная в систему непрерывного медобразования, проста — врач должен учиться постоянно, 1 час в неделю. Этот час (некий образовательный продукт) может быть разным. Врач может получить его очно — в образовательном учреждении, а может - дистанционно.
- Все дело в том, что 250 часов не могут быть получены одномоментно здесь и сейчас. Нельзя 4,5 года проспать, а потом прийти и купить их, объясняет Андрей Яременко. - Их требуется получать по 50 в год, при этом они структурированные — сколько-то часов дают мероприятия (конференции, съезды, симпозиумы), сколько-то образовательные организации — очно. И сама процедура аккредитации обязательно очная. Если часов нет, значит, программа НМО не выполнена. Правда, неизвестно, какая кара последует за то, что человек их не получил. Американская система здравоохранения «выбрасывает» такого врача из специализированной практической деятельности. Что будет у нас, пока непонятно.
Почему остается необходимость получения очного образования? Потому что дистанционно невозможно обучить всему. Можно показать операции, картинки препарирования зубов под коронку, обсудить какие-то клинические случаи. Но дать современный практический навык, скажем, эндоскопическому хирургу или хирургу-имплантологу невозможно. То есть Минздрав не переводит очную форму медицинского образования в заочную, как это может читаться между строк в его приказе. То, что можно обеспечить дистанционно, будет делаться через электронные сервисы, то, что надо отрабатывать в образовательном учреждении, будет преподаваться там. Более того, если человек с трудом воспринимает демонстрацию каких-либо манипуляций на экране компьютера, он может приехать в образовательную организацию и заниматься в симуляционном центре.
Дистанционное обучение предполагает, что система способна идентифицировать работающего в ней врача, оценить его познания, контролировать процесс и результат их получения: «Мы должны быть уверены, что необходимую информацию он получил, освоил и ответил на контрольные вопросы, - поясняет Андрей Яременко алгоритм действия системы дистанционного обучения. - Кроме того, каждый врач может выбирать из большого набора образовательных программ то, что важно для его профессиональной деятельности. Это могут быть и конференции, конгрессы, съезды, которые должны быть аккредитованы в системе НМО - непрерывного медицинского образования. Специальная экспертная система за этим следит (экспертизой занимаются профессиональные общественные организации). Правила игры здесь строгие. Система контроля доступа работает так, что в кабинет невозможно зайти, зарегистрироваться и уйти так, чтобы это время было учтено на персональной страничке врача. Если он зайдет на страницу НМО и захочет зарегистрироваться, система попросит цифровой код - он дается только тем, кто прошел курсы, сертифицированные в системе НМО. После того, как этот буквенно-цифровой код введен в систему, часы обучения войдут в зачет непрерывного медицинского образования».  
Получаем специальность частями
В новой образовательной системе запланирована компетентностная аккредитация, такая же опция существует в США. Ее идея в том, чтобы не осваивать новую специальность целиком, а изучить ее отдельный фрагмент, это позволяет «узкому специалисту» расширить свой клинический кругозор. Например, хирургу нет надобности становится функциональным диагностом, но он хочет овладеть УЗИ брюшной полости, поскольку работает именно в этой области. Он может получить знания, навыки и - разрешение на выполнение УЗИ, не осваивая новую специальность целиком. Это очень важно для специалистов, имеющих несколько сертификатов.
- У меня их семь, и я не могу сказать, что не пользуюсь ими в ежедневной практике. Я должен один день в неделю тратить на образование? За счет чего? Это должен быть еще один выходной день? Если я выключу его из своей рабочей недели, кто будет этот день работать за меня? Компетентностная аккредитация дает возможность сократить время обучения, - говорит Андрей Яременко. - Однако все равно, по ходу введения процесса аккредитации в практику будут и корректировки. Потому что проблемы с компетенциями есть. Например, заведующий отделением имеет сертификат общего хирурга, сердечно-сосудистого хирурга и организатора здравоохранения. По каждому из сертификатов он должен проходить непрерывное медицинское образование. А если у него 5 - 7 сертификатов? Ответа на этот вопрос пока нет.
Назад дороги нет, а дорога вперед — с ухабами
Возврата к старой системе уже не будет, уверены специалисты. Новые технологии появляются едва ли не ежегодно и учиться их применению один раз в пять лет бессмысленно. Но у многих возникают сомнения в том, что все врачи сумеют овладеть компьютерной грамотностью настолько, что смогут сами ориентироваться в системе НМО. Хотя всем понятно, что сегодня врач не может работать без компьютера, подключенного к интернету. Все справочники, отчетность, библиотека Минздрава — все это доступно в любом уголке страны, но — в электронном виде. Учитывая, что из системы образования исключена интернатура и часть выпускников (предположительно 50%) должны будут отправиться на участки в качестве терапевтов, в том числе в села, это большая проблема.
- Это люди, не имеющие совершенно никакого опыта работы. И бедные те пациенты, которых они будут лечить, - говорит Александр Абдин, член Общественного совета при Минздраве. - Как этот аккредитованный специалист сможет работать без наставника, которого обеспечивала интернатура и ординатура на лечебной базе? А каким может быть дистанционное образование для тех, кто будет работать в селах? Даже в соседней Псковской области не то что интернета нет, там врачи взбегают на холм, чтобы позвонить по рации или по мобильному телефону.
По мнению Александра Абдина, интернатура была тем этапом, на котором студенты, получившие теоретические знания в вузе, учились применять их на практике: опытные коллеги вытесывали из полена буратино. Теперь этого этапа нет. Более того, в 2017 году терапевты будут получать аккредитацию как врачи с неясным номенклатурным названием «врач общей практики». Оно еще даже не внесено в номенклатуру медицинских специальностей. И сейчас непонятно, на каких условиях его будет принимать работодатель.
- Действительно, есть страхи по поводу выпуска следующего года, потому что из лечебного дела уходит интернатура, - подтверждает Андрей Яременко. - Мы обращались в Минздрав с просьбой ввести для этих выпускников должность «врач-стажер». Но Минздрав не пошел на это. Есть три ситуации, в которую может попасть выпускник. Первая – он попадает на участок поликлиники – в большой коллектив, его не бросят на произвол судьбы. Вторая – он оказывается в выездной бригаде скорой помощи – у него будут наставники, которые при необходимости подстрахуют. Проблемы будут, когда этот аккредитованный специалист окажется один в селе. И мне кажется, что готовить врача для села нужно только через клиническую ординатуру, давая квалификацию «врач общей семейной практики» — терапия плюс детство.
Сейчас же логика Минздрава такова, что тех, кто хорошо учится, предлагают направлять в ординатуру, а тех, кто похуже – в село. Получается, что если студент плохо учился, он отправляется туда, где между знаниями врача и жизнями пациентов можно ставить знак равенства.
Для вузов, которые отвечают сегодня за аккредитацию, для студентов и для врачей еще много непонятного в том, как учиться и работать дальше. Например, непонятно, кто и как должен создавать условиях для дистанционного и очного образования врачей, а также, кто и как будет его финансировать. Специалисты пока теряются в ответах на вопросы об увязке непрерывного образования и эффективного контракта – не предусмотрена возможность для главных врачей поощрять тех, кто готов учиться, и депремировать «ленивцев».
Еще более непонятна эта финансовая и организационная нагрузка НМО для частных клиник — скорее всего, значимые для них суммы плавно перетекут в стоимость медицинских услуг для пациентов.
В Минздраве говорят о полном переходе на эту систему к 2025 году и обещают, что система аккредитации и НМО, в которой постоянно проверяются знания и компетенции, повысит уровень отечественной медицины.
Валентин Сорокин

Комментариев нет:

Отправить комментарий