«Подпольные хосписы» в Петербурге - прибыльный бизнес. Его организаторы рады, что этому ничто и никто не мешает. Довольны и петербуржцы, что такие «хосписы» есть, - в них без справок и больших затрат можно пристроить немощного родственника. Плохо только жильцам домов, где их открывают, - они никак не могут найти инстанцию, ответственную за услуги, которые оказываются в таких учреждениях.
В Петербурге размножаются «подпольные хосписы»

Никто не несет ответственности за деятельность так называемых пансионатов для пожилых, потому что нести ее некому. Кто отвечает за безопасность людей в учреждении, которого официально нет? Есть дом, конкретная квартира и владелец, который на правах аренды сдает свое жилье некоему предприимчивому человеку. А о том, что этот человек создает в квартире социальное учреждение, выполняющее параллельно и медицинские задачи, никто не знает.
Когда закрывают один пансионат, открывают другой
Таких учреждений, расположенных в обычных жилых домах, множество. В каких-то из них жильцы знают, что по-соседству живут и умирают люди, и стучатся во все инстанции с просьбой закрыть их. В других — ведать не ведают о том, что творится за соседней дверью: туда входят какие-то посетители, предварительно надев бахилы, потом выходят, оставив эти же бахилы на лестничной площадке.
«Доктор Питер» уже писал о филиале пансионата «Гармоника» по адресу Дегтярная, 13, - жильцы дома называли его «подпольным хосписом». И еще тогда был опубликован адрес «головного» учреждения «Гармоники»: В.О., 14-я линия, дом 45. Он создан Обществом с ограниченной ответственностью «ЛБ», его генеральным директором и учредителем числится Валентина Александровна Лесовая. После публикации пансионат на Дегтярном закрыли, хотя, вероятнее всего, просто переместили на другой адрес: 10-я Советская, д. 19. А на Васильевском острове проверяющие даже не появились. Только «Гармоники» уже как бы и нет, даже в интернете ее страница удалена. Но если забить в поисковую строку «Яндекса» адрес и слово «пансионат», откроется сайт с абсолютно идентичным дизайном. У пансионата сменилась вывеска, он называется теперь «Благодарность». Точнее, как и прежде, на доме и в парадной вывески или каких-то опознавательных знаков нет, о нем знают только сотрудники, родственники помещенных туда пожилых людей и жильцы этого дома. Последние категорически не согласны с таким соседством и обивают пороги всех контрольно-надзорных учреждений, пишут заявления, получают отписки и снова пишут.
«У нас все тихо-мирно»
«Доктору Питеру» удалось побывать в этом пансионате и пообщаться с его сотрудницей Татьяной - санитаркой, сиделкой, кухаркой и врачом в одном лице.
- Странно, почему жителям дома не нравится существование такого учреждения в доме, от наших постояльцев нет никакого беспокойства, это же не хостел, где соседи страдают от драк, пьянок, громкой музыки. Пансионат тихо-мирно существует. Родственников наших подопечных все устраивает, они же готовы платить за содержание своих близких здесь, оставляют благодарственные отзывы.
Действительно, в специальной тетради для отзывов на последней заполненной странице написано: «Большая благодарность коллективу за оказанную помощь в патронате моей мамы».
В Петербурге размножаются «подпольные хосписы»Родственники оставляют благодарности в "Благодарности"
Татьяна не запретила и общаться со своими подопечными:
- Муза Степановна, как вы себя тут чувствуете? - женщина не отвечает, заинтересовалась диктофоном: «Что это у вас?»
- Диктофон.
- У-у, прямо говорю в него и все? Что же я могу сказать хорошего?
- Как вам здесь?
- Замечательно.
- Можно я вас сфотографирую?
- Фотографируйте, сколько вам хочется.
В Петербурге размножаются «подпольные хосписы»
Ее соседка молча лежит рядом, накрывшись почти с головой. Наверное, фотографироваться не хочет.
- Как вы себя чувствуете? Вас лечат? Лекарства есть?
- Нормально. При себе нет.
- Вы можете передвигаться?
- Могу, сейчас встану.
В Петербурге размножаются «подпольные хосписы»
Лежачих здесь единицы, но практически у каждой кровати — ходунки, потому что передвигаются с трудом. Говорят, что к ним приходят родственники.
- Люди — они же живые, рассказывают, как с ними здесь обращаются, как их кормят. Здесь уход намного лучше, чем в государственном учреждении. Единственная проблема — размещение. Но с другой стороны, родственникам удобно — они же в городе живут. - говорит Татьяна. - Прибежали с работы — проведали родных. Они же не от хорошей жизни устраивают сюда своих близких.
- Они селят к вам немощных родных до конца дней своих или на время?
- По разному. Чаще всего у таких бабушек есть жилье, на время их содержания здесь родственники его сдают и оплачивают пребывание в пансионате. С одной стороны, они не страдают материально (в среднем - тысяча рублей в сутки), с другой, не надо выносить горшки за больными людьми, они не прикованы к ним круглосуточно.
По мнению Татьяны, те, кто настроен против таких учреждений в городе, видимо, еще не сталкивались с проблемой ухода за пожилым немощным человеком.
Условия в квартире дома №45 на 14-й линии нельзя назвать соответствующими нормативам для таких учреждений — обычное жилое помещение, явно не приспособленное под одновременное проживание в нем десятка человек (по числу увиденных кроватей). Однако есть мнение, что в других «пансионатах» и того хуже:
- Сходите на 3-ю линию, 46, в пансионат «Тихая гавань» («Персона грата»). Там еще худшие условия, несмотря на то, что у них есть отдельный вход в подъезд. Здесь хоть душевно относятся к пожилым людям и к их родственникам.
Попытка попасть в «Тихую гавань» «Доктору Питеру» не удалась - двери просто не открыли, их открывают только по предварительному телефонному звонку. Это один из пансионатов комплекса «Персона грата», два находятся в жилых домах Васильевского острова («Тихая гавань» и «Лазурный берег»), третий — расположен за городом и называется «Французская деревня».
В Петербурге размножаются «подпольные хосписы»Вход в "Тихую гавань" - только по предварительному телефонному звонку
Не получилось войти в уже открытые было двери пансионата «Колибри» на 2-й линии В.О., дом 33: «Задавайте свои вопросы владельцам пансионата на сайте».
В Петербурге размножаются «подпольные хосписы»По крутой лестнице пожилых людей поднимают на II этаж
На Васильевском острове, как и в других центральных районах Петербурга, таких пансионатов много. Их контакты легко найти в интернете, следует только набрать в поисковой строке «пансионат для пожилых». Какие-то из них работают на законных основаниях. Как регулируется деятельность тех, кого официально не существует, непонятно.
Пишите, жильцы, пишите
У жильцов дома 45 на 14-й линии скопилась большая папка из документов — на требования проверить и закрыть «Благодарность» они получают ответы из разных инстанций: аппарата полномочного представителя президента РФ в СЗФО, администрации и прокуратуры Василеостровского района, Роспотребнадзора, жилищного комитета, Государственной жилищной инспекции Петербурга, полиции... В одних письмах сообщают, что заявление направлено на рассмотрение в комитеты по здравоохранению, по вопросам законности, правопорядка и безопасности, социальной политике, а оттуда приходят либо отписки, либо советы обращаться в правоохранительные органы.
Аппарат полномочного представителя президента РФ в СЗФО направляет заявления жильцов в районную администрацию, администрация - в Роспотребнадзор. Роспотребнадзор сообщает, что в ходе проверки пансионата выявлены нарушения законодательства санитарно-эпидемического благополучия, а также о защите прав потребителя. И направляет результаты проверки в прокуратуру. Администрация района сообщает жильцам, что в «жилом помещении зарегистрировано 8 человек, в квартире произведена перепланировка. Проект перепланировки согласован районной межведомственной комиссией». Это утверждение опровергает Государственная жилищная инспекция: «По сведениям районной межведоственной комиссии 10.11.2015 был рассмотрен и согласован проект перепланировки данной квартиры, однако данный объект после перепланировки в эксплуатацию межведомственной комиссией не принят».
Администрация считает: «в соответствии со ст. 17 Жилищного кодекса РФ допускается использование жилого помещения для осуществления профессиональной предпринимательской деятельности проживающими в нем на законных основаниях гражданами, если это не нарушает права и интересы других граждан, а также требованиям, которым должно отвечать жилое помещение». И делает вывод: не нарушает.
Галина Матвеева, представитель местной управляющей компании «Доктору Питеру» говорит: «Не знаю, должен ли быть отдельным вход в квартиру, где расположено учреждение, есть ли пожарный выход».
А жильцы возмущаются:
- В октябре прошлого года я увидела первый труп - его выносили из квартиры, когда я проходила мимо с внучкой. На вопрос, кто у нас в доме умер, мне ничего не ответили. Машина стояла прямо у парадной. Теперь соседи говорят, что машины к дому не подгоняют, оставляют на линии, - рассказывает Галина Владимировна.
Вообще, жильцы дома настроены категорически против соседства с таким учреждением, оно «морально действует на нас». Рассказывают, что людей, которые там живут, никогда не выводят гулять, раньше всегда окна были запечатаны, только недавно — весной стали проветривать помещение. И всегда стоит запах социального учреждения - «на всю парадную». А еще - слышны стоны.
В Петербурге размножаются «подпольные хосписы»Палата в "Благодарности" - вход из кухни
- Раз этот ужас называют бизнесом, то его организация в жилом доме должна быть согласована с жильцами. Однако никакого согласования не было, - говорит Нина Павловна. - И если это пансионат, то почему он существует тайно?
Впрочем, с тех пор как соседи объединились и стали писать во все инстанции, «Благодарность» перестала быть тайной для всех — для правоохранительных, контролирующих, административных органов Василеостровского района. Но ничего не меняется.
Куда девать стариков?
Петербург, как известно, - город пожилых. Относительно недавно бизнес-сообщество догадалось, что создание учреждений по уходу за пожилыми людьми — дело прибыльное, спрос на них будет всегда. Но, к сожалению, законно существующих организаций с таким назначением мало. Вложения в этот бизнес окупаются небыстро, а они велики. И получение лицензии на этот вид деятельности — занятие непростое. Только чтобы соответствовать требованиям Роспотребнадзора, пожарной инспекции и так далее, потребуется немало вложений сил и средств. А еще к старости люди наживают множество хронических заболеваний и им требуется медицинская (паллиативная) помощь, поэтому и медицинские услуги следует лицензировать. (Кстати, на Васильевском острове их оказывает поликлиника №4, там «Доктору Питеру» отказались пояснить, на каких условиях).
Поселить пожилого человека в жилую квартиру, названную пансионатом, минимум вдвое дешевле, чем в достойное частное социальное учреждение. Например, в пансионатах на Васильевском декларируется стоимость проживания в «подпольных хосписах» по ценам от 900-1200 рублей в сутки. В известной в Петербурге сети пансионатов «Опека», расположенных, как правило, в отдельных, никому не мешающих зданиях — от 2000-2200 тысяч рублей, хотя есть места и подешевле — от 1400 рублей в сутки. Понятно, что прибыль у законопослушных учреждений гораздо меньше, нежели у «подпольных хосписов», а ответственности — больше.
Поэтому, зачем платить налоги, отвечать за надлежащее санитарно-эпидемическое состояние помещений, в которых живут люди, и тратиться на, скажем, организацию пожарной безопасности, если без всего этого можно обойтись и без хлопот собрать денег с родственников пациентов, готовых на все, лишь бы уложиться в относительно небольшую плату за уход.
А государственная система не может справиться с оказанием помощи немощным пожилым людям. Нигде в мире она не предоставляется бесплатно, чаще всего — на условиях соплатежей. По такому принципу у нас построена только схема ухода за пожилыми в системе социальной защиты Петербурга: пенсионер оплачивает свое проживание в учреждении из своей пенсии: 25% выдается на руки пенсионеру, а 75% идет на оплату его содержания. Сегодня в ведении комитета по социальной политике шесть учреждений соцзащиты предназначены только для пожилых (три дома ветеранов войны и труда на 605 мест и три дома-интерната для престарелых инвалидов на 477 мест). В восьми психоневрологических интернатах живут и пожилые люди — на 1 апреля этого года общая коечная мощность составляла 6 326 мест. А своей очереди на заселение ждут 318 человек, в том числе в ПНИ - 256 человек, дома ветеранов - 19 человек, в дома престарелых инвалидов — 35. При этом по данным комитета по социальной политике, в 2015 году очередь из пожилых и инвалидов в стационарные учреждения сократилась на 134 человека, в течение I квартала 2016 года – на 73 человека.
Часть из тех, кто ожидает своей очереди, делают это в отделениях сестринского ухода городских больниц. Как сообщили в комитете по здравоохранению, это 229 коек в семи стационарах. Больше всего их — в Максимилиановской (110) и в 38-й больницах (40), в других — от 10 до 20, они входят в структуру различных отделений. Как правило, очереди на госпитализацию - от 80 до 100 человек. При этом платных отделений сестринского ухода нет, а один койко-день, оплачиваемый из средств бюджета города и Терфонда ОМС, составляет в этом году 1338,63 рубля. Время пребывания в отделении ограничено — в среднем оно составляет 28 дней, но кто-то находится там две недели, кто-то — полгода. Сейчас комздрав прорабатывает вопрос привлечения к совместной работе частных медицинских организаций и Епархиальной  больницы Святой блаженной Ксении Петербургской для развертывания дополнительных коек сестринского ухода.
По всей вероятности, и оплачивать пребывание пожилых людей на этих койках будут за государственный счет. Потому в России не существует системы соплатежей. А ведь судя по бизнес-успехам «подпольных хосписов» родственники готовы оплачивать уход за своими стариками. Главное, чтобы эта оплата была посильной. Если бы в государственной системе узаконили соплатежи, наладили сотрудничество с честными представителями этого социально-медицинского бизнеса, вряд ли «подпольные хосписы» без необходимой медицинской помощи и достойных условий имели бы успех.
Ирина Багликова

Комментариев нет:

Отправить комментарий