Как новый детский омбудсмен объясняла вред абортов телегонией

Пятничное назначение, сделанное Кремлём, опять обогатило нашу лексику. Уполномоченная по правам ребёнка в РФ Анна Кузнецова в качестве аргумента против абортов предлагает «новую науку» - телегонию.
Как новый детский омбудсмен объясняла вред абортов телегонией
Фото: kremlin.ru
Новый глава Администрации президента Антон Вайно изобрёл нооскоп. Новый министр образования Ольга Васильева пришла в нашу жизнь со словом «божествование», которое оказалось неправильно понятым «должествованием», что тоже неплохо. Благодаря новому детскому омбудсмену Анне Кузнецовой мы вспомнили о телегонии.


«Основываясь на сравнительно новой науке Телегонии, можно говорить о том, что клетки матки обладают информационно-волновой памятью. Поэтому эти клетки запоминают все, что в них произошло. Допустим, если у женщины было несколько партнеров, то велика вероятность рождения ослабленного ребенка из-за смешения информации. Особое влияние данный факт оказывает на нравственную основу будущего ребенка. Аборт, в свою очередь, также является серьезным потрясением для уже желанного малыша, поскольку клетки запоминают страх плода перед абортом, запоминают смерть».
Это – дословная цитата из интервью Анны Кузнецовой Медицинскому порталу Пензы (http://medpnz.ru). Публикация датирована 2009 годом. Издание тогда представило собеседницу как психолога по доабортному консультированию. Речь шла о вреде прерывания беременности.
Напомним, что в пятницу, 9 сентября, детский омбудсмен Павел Астахов ушёл в отставку, на его место президент назначил 34-летнюю жительницу Пензенской области Анну Кузнецову – главу фонда по поддержке материнства и детства «Покров», активистку пензенского отделения Общероссийского народного фронта, многодетную мать. Главным критерием при выборе кандидатуры, объяснил Кремль, стало то, что Анна Кузнецова «сама родила шестерых детей».
Новая защитница детей – человек глубоко православный: её супруг – настоятель храма Христова Воскресения в селе Уварово Пензенской области. Всё остальное о ней можно узнать из резюме, которое, вероятно, сама Анна Кузнецова размещала в Сети в ноябре 2014 года. В 2004-м с отличием окончила Пензенский государственный педуниверситет. По специальности – психолог-педагог. Трудовая биография многодетной мамы начинается через 4 года после окончания вуза, в 2008-м. Собственно педагогический опыт она реализовывала дома, а все места её работы – общественные и благотворительные организации Пензы. Все связаны с материнством и детством. Иначе говоря, новый детский омбудсмен – профессиональная мать. В 2009 году, как мы уже знаем, она вела доабортные психологические консультации.
Телегония, которая, как выяснилось, во-первых – наука, во-вторых, по словам Анны Кузнецовой, – «сравнительно новая», упоминалась во времена Аристотеля (IV век до нашей эры). Древние греки считали, что ребёнок наследует признаки не только своего отца, но и прежних половых партнёров матери. В XIX веке Чарльз Дарвин говорил о телегонии как о лженауке. Тогда дискуссия развивалась вокруг лошади караковой масти (чёрной с рыжими подпалинами), родившей жеребёнка с едва проступавшими белыми полосками. Владелец конюшни уверял, что это – результат прежнего спаривания кобылы с белым жеребцом. Дарвин считал, что проявились рецессивные признаки прямых предков. С тех пор учение о телегонии то забывалось, то вдруг всплывало – в зависимости от требований времени. Очень популярна «сравнительно новая наука» была в Германии 1933-1945 годов: идеологи национал-социализма с её помощью объясняли, отчего арийцам нельзя вступать в связь с представителями неполноценных рас. Достоверных экспериментальных подтверждений теории так никто и не получил.
Первой реакцией учёных-генетиков, к которым «Фонтанка»обратилась с вопросами о телегонии, была минута молчания. Доктор биологических наук, заведующая лабораторией геномной изменчивости Института молекулярной генетики РАН Елена Пасюкова, прослушав цитату о телегонии, закашлялась и отказалась комментировать. Заведующая лабораторией популяционной генетики человека Медико-генетического научного центра РАН Елена Балановская сказала коротко: «Такой науки не существует».
В Научном центре психического здоровья «Фонтанка» обратилась к заведующей лабораторией клинической генетики, доктору наук, профессору Вере Голимбет.
– Какие-то опыты проводились… На собаках, – помолчав, ответила доктор. – Может быть, что-то получалось, но с научной точки зрения это нельзя объяснить. Я всегда в таких случаях говорю: есть наука – а есть паранаука.
Заместитель директора по науке Института биологии развития имени Кольцова РАН, доктор биологических наук Алексей Куликов, тоже – после долгой паузы, попросил точно процитировать теорию о телегонии в изложении матушки Анны Кузнецовой. «Информационно-волновая память» клеток, «смешение информации», влияние на «нравственную основу будущего ребёнка», аборт как «серьёзное потрясение для уже желанного малыша» – всё это он выслушал с большим вниманием.
– Последнее я готов прокомментировать, – согласился доктор Куликов. – А первая часть, вся эта «волновая память» и прочее – полная чушь.
Телегонией, признаёт он, Академия наук занималась. Точнее, ею занимался отдел по борьбе с лженаукой. Выводы оказались такими: иные способы передачи генной информации, кроме традиционных, непосредственно от мамы с папой, не подтверждаются.
– Всё это многократно подвергалось проверкам, – рассказывает Куликов. – Такие задачи ставились перед лабораториями и институтами, проверялись и все эти данные о «волновых воздействиях» и прочем. Современным уровнем науки, современными методами и технологиями это не подтверждено.
Тем не менее, добавляет доктор, следы предыдущих беременностей от прежних партнёров оставаться в организме женщины могут. При этом, правда, неважно – родился ребёнок или беременность прервалась.
– Если какое-то время плод развивался, в крови у женщины на протяжении десяти лет и более сохраняются клетки, сохраняется «память» о прежних беременностях, – продолжает учёный. – Во время беременности идёт обмен через плаценту, и потом в костном мозге, в кровяном русле женщины в небольшом количестве встречаются клетки, которые имел предыдущий плод, то есть гетерозиготный генотип, половина хромосомы от мамы и половина от папы.
Иначе говоря, «чужие» для эмбриона клетки могут циркулировать в организме матери. Но «наружу» они когда-то проникли через плацентарный барьер, и большой вопрос, замечает доктор, могут ли они пробраться обратно, к «новому» ребёнку. Ещё менее вероятно, что они повлияют на физиологию ребёнка.
– Иммунная система эмбриона формируется очень поздно, – объясняет доктор Куликов. – К этому времени все клетки она уже прописывает как свои. Поэтому организм будет существовать и развиваться абсолютно нормально. Я имею в виду – физиологически. Ну а говорить, что это может как-то отразиться на нравственности, – это уже просто бред.
Впрочем, если «нравственность» трактовать широко, как психическое здоровье будущего ребёнка, то кое-что оказать влияние может. Только не прежние партнёры женщины и не её старшие дети.
– Скорее, повлияют такие факторы, как психическое состояние матери во время беременности, – перечисляет доктор, – её питание, стрессы, употребление или неупотребление лекарств, алкоголя, наркотиков и так далее.
Влияние абортов на нравственное развитие будущих эмбрионов – это всё-таки вопрос уже не к генетике. И об этой стороне учения о телегонии «Фонтанка» спросила священнослужителей.
– Теория телегонии – шарлатанство, – отвечает протодиакон РПЦ Андрей Кураев. – К науке она не имеет ни малейшего отношения. И это, конечно, позор, когда некоторые православные проповедники используют эту сказку для того, чтобы запугать детей и молодёжь.
Ещё хуже, добавляет Андрей Кураев, рассуждать о телегонии в контексте борьбы с абортами.
– Для того, чтобы тебе верили, ты должен использовать качественные аргументы, а не идиотские, – считает священнослужитель. – Не говоря уж о том, что рассказы о телегонии, скорее, могут кем-то применяться в противоположном смысле: если ты считаешь, что носимый тобой ребёнок может быть от кого угодно из случайных партнёров, это может стать причиной даже от него избавиться.
Настоятель Князь-Владимирского собора в Петербурге, протоиерей Владимир Сорокин говорит, что не знает такой науки – телегонии. И уж точно, уверен он, разного рода «больные фантазии» не имеют отношения к борьбе с абортами.
– Нужно придерживаться здоровой медицинской этики, – добавляет отец Владимир. – Здоровых и трезвых медицинских взглядов на эту тему. Церковь и без всякой телегонии всегда вступала в борьбу против абортов. Жизнь надо хранить, как священный дар, есть заповедь – не убий, убивать нельзя. А всякая эта телегония… Плод больного воображения.
Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Комментариев нет:

Отправить комментарий