Жители нашего города, которым необходима паллиативная помощь, не знают, куда обратиться

Как сообщает Нюта Федермессер, учредитель фонда помощи хосписам «Вера», директор Центра паллиативной помощи Москвы, жители нашего города, которым необходима паллиативная помощь, не знают о том, что обезболивающие лекарства должны быть доступными каждому пациенту, страдающему от боли.


Поводом для встречи Нюты Федермессер с петербургскими журналистами послужила драматическая история: у Любови Аркус, создателя фильма и одноименной общественной организации «Антон тут рядом», журналиста и общественного деятеля, умирала мама, страдавшая тяжелым, но неонкологическим заболеванием. Умирала с болью. Чтобы избавить от болевого синдрома умирающую, ей пришлось обратиться к москвичке Нюте Федермессер, местными силами это сделать почему-то не удалось - Аркус получала вежливые отказы. Эта история стала поводом для разговора о том, как обстоят дела с обезболиванием в Петербурге.

Нюта Федермессер привела статистику за 2016 год, предоставленную Росздравнадзором и Московским эндокринным заводом: в Москве в опиоидных обезболивающих препаратах нуждались 20 698 человек, в Петербурге 10 754. В Москве помощь получили 14 150 человек, а в Петербурге - 2100 человек. В процентном отношении это 68% нуждающихся в Москве и 20% – в Петербурге. Причем Петербург заказал на 2016 год 4300 упаковок этих анальгетиков, а выкупил 2500. Причем не факт, что все выкупленное дошло до пациентов. «У врачей те же страхи, что и у всего общества – боятся наркозависимости, уголовной ответственности, боятся, что «убьют пациента морфином», - сказала Нюта Федермессер. Она отметила, что, если обезболивающие опийные препараты назначены своевременно, а не за день-два до смерти, то человек не будет тратить последние силы последних месяцев жизни на борьбу с болью, он сможет общаться с родными, смотреть на мир, сможет прожить эти месяцы и дни достойно.

В фонде AdVita уже полгода существует паллиативная служба. Отвечающая за нее сотрудница фонда Катерина Овсянникова за это время объехала все районы города, все хосписы, выездные службы, противоболевые кабинеты поликлиник, паллиативные службы и сделала вывод, что в городе эта помощь осуществляется по-разному в каждом районе. Некоторые противоболевые кабинеты существуют лишь на бумаге, а фактически не действуют, но зато действует «крепостная привязка» человека к получению паллиативной помощи. Если там, где человек прописан, нет выездной хосписной службы, то сделать практически ничего нельзя.

В Петербурге не исполняется измененный приказ Минздрава 1175н («Об утверждении порядка назначения и выписывания лекарственных препаратов, а также форм рецептурных бланков на лекарственные препараты, порядка оформления указанных бланков, их учета и хранения» (с изменениями и дополнениями)». Елена Грачева, координатор программ фонда, рассказала, что не так давно пришлось в ручном режиме решать вопрос с девочкой, которую выписывали из НИИ им Горбачевой по месту жительства, в московский хоспис – девочке уже ничем нельзя было помочь. Согласно приказу, клиника должна была выдать ей на пять дней обезболивающие препараты. Но в Петербурге это оказалось невозможным.

«Петербург проигнорировал необходимость появления локального нормативного акта, регламентирующего оказание паллиативной помощи – нет документа, который бы регулировал оборот обезболивающих наркотических веществ на уровне субъекта, который бы позволил исполнять приказ Минздрава 1175н», - отметила Нюта Федермессер.

Изменения в этом приказе разрешают стационару выдавать при выписке паллиативному пациенту наркотические обезболивающие на срок до пяти дней, выписывать рецепты на 15 дней, не возвращать в поликлинику использованные ампулы, пластыри или пустые упаковки от таблеток в случае смерти пациента и в случае, когда надо очередной раз выписать лекарство.

«Мы столкнулись с целым рядом проблем – от неисполнения приказа Минздрава до отсутствия нормальной маршрутизации больного, - говорит Елена Грачева. – Врачи в стационарах иногда не сообщают пациентам и их родственникам вообще ничего. Человек не знает, куда обращаться, если он паллиативный пациент, какие симптомы его ожидают. Несчастный идет к районному терапевту, потом к районному онкологу, если тот в отпуске – то дело швах. Между правилами обезболивания, доктором и пациентом должна быть уничтожена стена».

Нюта Федермессер сообщила, что на горячую линию Росздравнадзора по обезболиванию (8-800-500-18-35 в будние дни в рабочее время) практически не поступает звонков из Петербурга. По ее мнению, люди не знают этого телефона. Больше всего звонят из Москвы, Московской области, Самары и Башкортостана – тех регионов, где как раз с паллиативной помощью и осведомленностью о горячей линии лучше.

Галина Артеменко

Комментариев нет:

Отправить комментарий